Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Корпорация РФ

14.02.2022

Мы ещё до сих пор не изучили в должной степени
общество, в котором живём и трудимся

– Юрий Андропов,
речь на пленуме ЦК КПСС,
15.06.1983

 

Истекшая неделя принесла еще один привычный российский оксюморон, ровно в духе свежего откровения от Владимира Путина про "нравится – не нравится" и необходимость красавице терпеть. С одной стороны, Росстат радостно сообщил не менее радостным согражданам о том, что рост их доходов оказался максимальным за 8 лет. С другой, министерство просвещения грустно зафиксировало то, что 75% учителей имеют оклад, меньший, чем МРОТ. На этом моменте хочется воскликнуть "э-э, что?"

Да, сущности это, безусловно, разные, и впрямую их сравнивать никак нельзя – как невозможно впрямую соотнести между собой водку и штукатурку. Но здесь есть обобщающая сущность, а именно количество денег, которое оказывается в кармане у людей. И если взять иные смежные факты, к примеру, мощнейший рост кредитования, который за 10 месяцев прошлого года оказался выше, чем за 2019 и 2020 года, вместе взятые – то всё это постепенно формируется в некоторый список вопросов относительно доходов граждан. При этом вопросы эти будут, насколько можно предположить, вертеться вокруг полюсов "почему оно вообще так вышло" и "почему денег так мало" – и я попробую об этом порассуждать. И заранее, на случай всплеска умственной пассионарности, отмечу, что это мое мнение – и не более того.

Для начала надо отметить одно суждение, которое определяю как аксиоматичное. Я настаиваю, что текущая российская ситуация (вообще, по всем параметрам, не только по экономике) является таковой ровно потому, что она максимально отвечает чаяниям подавляющего большинства жителей России. Просто потому, что в стране отсутствует значимая оппозиция текущему курсу – в том числе и по причине активного пропалывания политической поляны. При этом никак нельзя возводить очи горе и обвинять людей в бессубъектности, завывать про "народ не тот" (здесь может быть отсылка к карикатурному образу "либерала") и так далее – достаточно отметить мощнейший саботаж и недеяние, в котором с концами утонуло всё чиновное ковидобесие. Там, где люди решили, что им оно не надо, оно и не сработало, несмотря на мощнейший накал индуцирования страха со стороны бюрократически-чиновного Левиафана. А там где им нормально – оно воплощается в жизнь.

Вторая фиксация заключается в том, что экономика (и, шире, деятельность) страны сейчас почти полностью огосударствлена. Частных банков почти не осталось. Крупная промышленность или напрямую в руках казны (той или иной госкорпорации), или же у приближенного олигархата. Аналогичная ситуация в сельском хозяйстве. Грубо говоря, 2/3 экономики страны находятся "под государством" напрямую – и это означает, что почти вся остальная часть тоже критически зависит от государства, потому как оно является конечным бенефициаром той или иной производственной цепочки, и да, сюда входит и весь сектор услуг. Опять же, это не хорошо и не плохо (увы, эти высказывания некорректны, поскольку позиционны, а позиция здесь – абстрактное "вообще"), это то, что есть – и это вполне соответствует массовым чаяниям "крепкого государства", "сильной руки" и так далее. Независимы здесь лишь те, кто не в рамках госкомпаний работает на внешние рынки, как некоторая часть IT-компаний.

Третье суждение, на мой взгляд, самое простое – и одновременно самое сложное. Нынешняя Российская Федерация – вообще говоря, не государство в классическом, политэкономическом смысле слова. У нее нет цели, нет образа будущего, нет миссии. Дмитрий Медведев со своим "молодое государство Российская Федерация" был парадоксальным образом прав. Россия – это корпорация, дислоцированная на седьмой части суши, имеющая корпоративную службу безопасности, внутренние протоколы поведения, правила компенсации для наемных работников и так далее. И, как и всякая корпорация, она своей целевой функцией имеет прибыль. Прибыль для акционеров. При этом надо понимать, что подавляющая часть тех, кто носит в кармане паспорт с двуглавым орлом, являются не акционерами, но именно что наемными работниками. Со всеми вытекающими последствиями.

Повторюсь еще раз: со всеми вытекающими. Из этого фундаментального определения происходит объяснение заметной части тех или иных экономических решений. Так, инфляция растет и ЦБ повышает ставку, потому как а что еще он (в рамках своего центробанковского мандата и набора опций) может сделать? Да, инфляция в изрядной степени импортирована, и для ее снижения стоит попробовать укрепить курс рубля, для чего можно свернуть пополнение и так уже опухших резервов, и центробанковских, и минфиновских – но это встанет в противоречие с аксиомой "прибыль для акционеров".

Иной пример – минпросвещения и несчастные учителя. Минпросвещения, как миноритарий, хочет повысить получаемую доляху от прибыли (да, придется частью поделится с наемниками, но тут уж ничего не поделаешь), но с позиции мажоритариев это не имеет никакого смысла. Оклад меньше МРОТ – ну и что? Берут две ставки, получают региональную доплату, транслируют детям что надо (вот же печаль – надо постоянно готовить новое поколение наемных работников), не возмущаются – значит всё нормально и пусть так идет и дальше! А будут возмущаться – будут уволены, невелика потеря.

Схожая ситуация и с мигрантами. Нетребовательны, берут дешево – отлично, завозим их оптом и в розницу, и побоку мнение местных. Перестарались, потеряли контроль, даже через ЛОМов в диаспорах – и на свет появляются инициативы, словно бы взятые из арсенала разгромленного полтора десятка лет назад Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ). Аналогично видится и ситуация с бюджетом – на 2022 год заложено сокращение трат на медицину (страшный ковид, да-да), социальную политику (выборы прошли, подкармливать электорат более не надо) и армию (зачем? против кого?), но растут на иных силовиков (внутренних) и программу научно-технического развития. Здесь же и вся ESG-история: северная страна с 2/3 территории под вечной мерзлотой уже сейчас побежала впереди паровоза с внедрением всей этой повестки, достаточно вспомнить ESG-альянс, начавший свою работу с этого года, который будет устанавливать нормы и правила в этой сфере. А почему? А потому что Европа является основным торговым партнером, а там эта повестка цветет и пахнет и вскоре уже развернется трансграничным "углеродным налогом".

А прибыль акционеров – священна. Spice must flow. Bi-la kaifa.

Это не новость, и не ситуативка, это политика. Я уже приводил эту чудесную цитату – но не грех сделать это еще раз. Андрей Белоусов, "государственник", бывший помощник президента по экономическим вопросам, ныне первый зампред правительства, и его статья от 2006 года "Сценарии экономического развития России на пятнадцатилетнюю перспективу". Нейтральное название – и величественный тезис: "социальный тренд: увеличение слоя населения, составляющего "средний класс", его революционизирующее воздействие на стандарты потребления и модели несет риски для России – переключение спроса на качественные импортные товары, снижение роли низких цен как фактора конкурентоспособности и сужение ниш рынков, занимаемых российскими товарами; усиление социальной конфликтности и рост притязаний на увеличение оплаты труда, превышающий возможности компаний для повышения производительности труда". Говоря по-простому, платить наемным работникам много – вредно для корпорации, потому как они начинают работать меньше, а в освободившееся время думать и хотеть странного. А это, очевидно, плохо влияет на прибыль акционеров; кстати говоря, отток капитала в 2021 году вырос на 42% по сравнению к предыдущему году и составил $72 млрд.

Возникает вопрос: а что же надо сделать для того, чтобы хорошо зарабатывать в России? Ответов здесь три: либо работать на внешние рынки, либо крутиться в слабо отрегулированной серой зоне, либо делать что-то, что действительно нужно "корпорации РФ".

Вернемся к теме прошлой недели, к Камчатке. Есть у меня подозрение, что весь фокус внимания на Дальний Восток вообще и на Камчатку в частности, пошедший с осени прошлого года, обусловлен только лишь сугубой геополитикой. Москва внезапно обнаружила, что регион малонаселен и люди оттуда уезжают, что на огромной территории прекращается всякая деятельность, и что столь малым числом жителей будет сложно удержать на ней флаг и административное управление. При этом южные соседи с интересом смотрят на эту территорию: история про претензии Японии уже навязла в зубах, но и Китай считает очень несправедливым Айгунский и Пекинский договора 1858 и 1860 годов, устанавливающие границу. Зубы точит и Южная Корея: кандидат в президенты Хо Гён Ён заявил в интервью ТАСС, что в случае прихода к власти предложит России взять у неё в долгосрочную аренду часть дальневосточных территорий, и губу он раскатал знатно – речь идёт о Сахалине, Амуре, Хабаровске, Магадане, Камчатке и Чукотке, где, по его мнению, проживает много корейцев. При этом вся территория справедливо рассматривается как кладовая, и делиться ей не след, и раз так – то надо что-то делать, как-то развивать, пытаться удерживать людей и так далее. И за хорошие решения в этой области Российская Федерация готова платить, и платить щедро.

Мораль истории проста. Здравый смысл подсказывает необходимость четко осознавать позиции – и договариваться. Корпорация вполне себе договороспособна! Тот, кому достаточно трех грошей, гимна и обещания лучшей жизни – получит три гроша, гимн и обещание лучшей жизни. Кто запросит больше и докажет свою полезность – получит больше. Такие дела.

Money talks, bullshit walks.

Опубликовано 13.02.22 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
Государство, Россия

 
© 2011-2022 Neoconomica Все права защищены