Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

Памяти Олега Григорьева

14.12.2020

Так, давай еще раз!

Олег Григорьев

 

Очень тяжело писать этот текст. Я пробовал начать что-то делать в четверг, вечером, когда вернулся домой, после того как, поняв неладное, рванулся к нему и по дороге узнал, что его не стало. Не смог.

В какой-то момент рука сама потянулась к телефону, включила, нажала на клавиатуре буквы G, R, I и "вызов", как это бывало сотни раз за те десять лет, что мы проработали вместе.

Ответа не было. Ожидаемо, да. Но поверить в это, принять это – я не могу до сих пор.

Потом прекрасные тексты от себя, от души написали эпистемолог Дмитрий Алексеев, экономист Михаил Хазин и градостроитель Александр Шарыгин. Меня же хватило только на размещение траурной фотографии на нашем сайте, вместо всех его материалов, ныне уже снятой – чтоб ни у кого не было мыслей о том, что вся история закрыта навсегда. Но сегодня я подумал, что бессмысленно писать некролог так, как это делают обычно – грустно и печально. Он бы не одобрил этого, причем категорически. А раз так – то надо это сделать иначе. Пусть это будут просто истории. Из разных лет и о разном.

– Здрасьте, Олег Вадимыч!
– Приветствую, Сан Саныч.

2009 год. Я "зайцем" (точнее, прикинувшись внештатным корреспондентом забыл уже какого издания) проникаю на презентацию книги Михаила Делягина "Драйв человечества". Олег Григорьев – в президиуме, вместе с автором и другими гостями. Задаю вопросы, что-то черкаю в блокноте с умным видом. А потом иду в кабак – запить пивом новые впечатления.

2010 год. Михаил Хазин, работавший тогда в "Неоконе", пишет у себя в блоге о наборе стажеров, студентов экономических вузов. Я заканчивал МГТУ им. Баумана за много лет до того, айтишник, совладелец небольшой компании, как это модно нынче говорить, "технологический предприниматель", с экономикой в качестве хобби и усталостью от всей этой IT-истории. Минут десять смотрю на телефон, решившись, звоню: "а НЕ студенты НЕ экономических вузов вам нужны?" "Ну, пишите" – удивленно говорит мне барышня на том конце линии. В итоге на стажировку берут семерых из трех сотен подавших заявку. Я среди них. 

Первый день, мы кучкой в кабинете. Стульев меньше, чем людей. Человек из коридора оглядывает нас и комнату, уходит, вносит стул. "Я тут так, стулья ношу". В голове что-то щелкает: "Олег Григорьев, верно?" "Да".

Третья лекция, мы уже освоились, с интересом готовимся записывать. Он у флипчарта. "Сейчас я буду вам рассказывать …" – разеваю рот, чтобы ляпнуть что-нибудь, не успеваю, – "… не о том, о чем вы сейчас подумали, а о пузырях". Смущенно ставлю челюсть на место.

2011 год. Поручение, в рамках обучения недавних стажеров, сделать доклад об экономической истории раннего времени. Делаю, упирая на тамплиеров, торговые дома Барди и Перуцци и короля Эдуарда III. Обсуждение превращается в историческую лекцию уже со стороны Олега Вадимовича – от лидийских монет до "серебряной горы" Потоси в нынешней Боливии. Я понимаю, что моя эрудиция не идет ни в какое сравнение с его.

2012 год. Рождается неокономика как наука, формируется НИЦ Олега Григорьева "Неокономика". В составе коллектива – Олег Григорьев, часть недавних стажеров и некоторые из бывших сотрудников "Неокона". Один из протоколов работы: группа должна еженедельно выдавать хотя бы один текст, который пишет кто-то из участников. С моей легкой руки обсуждение этого вопроса начинается с фразы "ну, кто идет за Клинским?" Протокол сохраняется до самого последнего времени, до недельной давности статьи про венгров, поляков и бюджет ЕС, и на эту тему, как и на многие другие, навел меня именно Олег Вадимович, после столь обычного и привычного звонка вопроса "а что у нас с Клинским, а то неделя вроде как пустая?"

Звонить больше некому.

2013 год. Пишется книга "Эпоха роста", изданная годом позже (.epub, .pdf  , .zip). Начинается фундаментальная работа – ежемесячные экономические обзоры, теоретический, общемировой и китайский. Начинаются публичные лекции, появляются постоянные слушатели. "Вообще говоря, первое в истории разделение труда – это разделение труда между мужчиной и женщиной при половом акте". Аншлаг.

2014 год. Поездка на Селигер, по приглашению – прочитать несколько лекций на том молодежном форуме, чуть ли не самом последнем в череде их. Собираемся, грузимся в мой УАЗик, едем. На следующий день Олег Вадимович читает лекцию, я под конец ее засыпаю и начинаю храпеть. "А чего, водитель – привез, может отдыхать". Вечером играем в пинг-понг под прохладным дождем, периодически отфыркиваясь.

2015-2017 года. Командировки и консультации регионам и бизнесу, лекции и семинары, открытые и закрытые. Изданная в конце 2014 года книга принимается очень хорошо, интеллектуальная жизнь кипит. "Эпоха роста" издается на болгарском языке. Золотое тихое очень продуктивное время. Олег Вадимович ворчит – мол ты, Сан Саныч, на мои лекции и семинары не ходишь, правда, говоришь и пишешь правильно всё. Отшучиваюсь – мол, если надо, я подключаюсь к Акаше и скачиваю всё оттуда. В шутке лишь доля шутки – как-то раз он рассказывает, что бывает так, когда во время работы и мысли идут ровно и гладко, и текст делается ровно таким, "каким должно", и при этом ощущение, что тебе словно кто-то подсказывает. Понимающе киваю.

2018-2020 года. Оставляем офис, команда вновь становится распределенной, но собирается по первому кличу. Теоретические разработки в сфере управления предприятием обретают четкую практическую реализацию – прототип цифрового двойника предприятия, позволяющий численным образом оценивать финансовые последствия тех или иных возможных решений и видеть критические места в управлении. Идет активнейшая работа в сфере пространственного развития России, на форсайте в АСИ я на финальном докладе дохожу до чеканной формулировки "город – это процесс". Блестящая эрудиция Олега Григорьева и здесь светится в докладах и рассказах – от цитирования по памяти больших строф из "Евгения Онегина" и до протягивания линии изучения вопросов пространственного развития от Бернарда де Мандевиля и его "Басни о пчелах" до Пола Кругмана и Ричарда Флориды.

Нелепая, безвременная, несправедливая смерть. Уснул и не проснулся человек выдающегося ума и превосходной эрудиции, человек светлый, добрый и честный, а заодно – лучший экономист России. Человек невероятной научной порядочности – так, первая глава той же "Эпохи роста" была переведена в Великобритании и принята там с восторгом, но сам Олег Вадимович видел в этой книге недостаточную проработанность различных нюансов и отсутствие полноты, которая была разрешена лишь в более поздних многочисленных лекциях. Мы осиротели интеллектуально, мы осиротели на взлете целого спектра проектов – и от этого потеря еще ужаснее.

Но жизнь продолжается, так или иначе. Я и мои товарищи – допишем бывшие в работе книги, а затем и напишем новые. Доделаем, что не успели. Доскажем, что не сказали. И будем развивать неокономику дальше.

– До свидания, Олег Вадимыч!
– Пока.

Спите спокойно, Учитель. Мы ещё увидимся.

Опубликовано 06.12.20 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

 
© 2011-2021 Neoconomica Все права защищены