Новая теория Материалы О нас Услуги Партнеры Контакты Манифест
   
 
Материалы
 
ОСНОВНЫЕ ТЕМЫ ПРОЧИЕ ТЕМЫ
Корея, Ближний Восток, Индия, ex-СССР, Африка, виды управленческой деятельности, бюрократия, фирма, административная реформа, налоги, фондовые рынки, Южная Америка, исламские финансы, социализм, Япония, облигации, бюджет, СССР, ЦБ РФ, финансовая система, политика, нефть, ЕЦБ, кредитование, экономическая теория, инновации, инвестиции, инфляция, долги, недвижимость, ФРС, бизнес в России, реальный сектор, деньги
 

2019: итоги

06.01.2020

Закрой за мной дверь, я ухожу.

Виктор Цой

 

Есть мнение, что тот, кто не соблюдает установленных традиций и ритуалов, в следующей реинкарнации будет лягушкой. Сам не проверял, не знаю – но изредка учитывать его всё же, вероятно, стоит. Тем более если речь идет о неплохой, на мой взгляд, традиции в конце года подводить его итоги, вспомнить то, что было – и ровно этим мы сейчас и займемся.

Поехали.

Январь. Год начинается с ощущения опасности и надвигающегося кошмара. Как же иначе – не было рождественского ралли на фондовом рынке, ужас-ужас и тоска заодно. Это усугубляется американским шатдауном (приостановкой работы правительства и федеральных чиновников) и довольно заметным падением температуры в тех же США относительно многолетних изотерм – в болотах Северной Каролины (широта примерно та же, что в Сирии) в лед вмерзают аллигаторы. Тем временем Всемирный экономический форум в швейцарском Давосе оказывается посвященным борьбе с потеплением климата, и эта повестка даже превзошла экономическую. В России тем временем повышается НДС – было 18%, стало 20%. Глубинный народ стоически это выдерживает. Начинается конфликт США и китайской компании Huawei, это дело прямо ложится в тренд торговой войны.

Февраль. Российский ЦБ, реагируя на снижение уровня инфляции (даже с учетом роста НДС), начинает цикл снижения ставки – начав с того, что на очередном заседании оставил ее неизменной. США подсчитывают потери от шатдауна, который длился более месяца. Происходит первый крупный (в этом году)  скандал с Росстатом – он, как оказывается, представляет не сочетающиеся между собой данные, на что ему справедливо указывают. Принимается (точнее, вымучивается) Стратегия пространственного развития РФ: гора явно родила мышь, да еще и хромую – к примеру, в первом приложении  (которое с перечнем перспективных экономических специализаций субъектов Российской Федерации) указано, что у 39 регионов на первом или втором местах по важности стоит производство автоприцепов или полуприцепов. Владимир Путин тем временем выдает очередное Послание к Федеральному Собранию, в очередной раз (с 2007 года) заявляя, что "времени на раскачку у нас нет". Видимо, действительно нет – раз уж приходится по обвинению в мошенничестве задерживать американского гражданина Майкла Калви. Деловой климат передает пламенный привет.

Март. В отставку уходит многолетний президент Казахстана Нурсултан Назарбаев; благодарный народ немедленно переименовывает столицу страны в Нур-Султан, а Россия начинает присматриваться к этому опыту "трансфера". Китай заявляет о беспрецедентных стимулах для экономики, не только для финсектора, но и для обычных фирм, в том числе и через снижение налогов – отметим, что это не помогло, рост экономики там по нижней границе ожидаемого, а отток капитала вырос. Мир продолжает ждать кризиса, РФ, готовясь к нему, копит резервы, падение реальных доходов населения длится шестой год подряд. В стране фиксируется депопуляция – что лишь укрепляется в отчете, выпущенном в конце года. Также заметно активизируется белорусская история: есть мнение, что один из вариантов трансфера может быть реализован через вхождение Белоруссии в состав РФ. Лукашенко, понятное дело, не поддерживает эту идею, но здесь против него могут сыграть его элиты.

Апрель. В России истекло соглашение, которое было достигнуто между нефтепромышленниками и правительством.  Согласно ему, первые, несмотря на намеченное (и реализованное) повышение акцизов на автомобильное топливо, рост НДС и, дополнительно, начавшийся налоговый маневр, всё же не будут повышать цены на заправках более чем на уровень инфляции – а государство, соответственно, как-то им это компенсирует. Цены на бензин идут вверх – но не очень сильно. Скорее, сильно активизируется экологический протест в Шиесе, что в Архангельской области – местные жители очень против того, чтобы им там в нарушение всех законов соорудили свалку для мусора из Москвы. Тем временем нефть делает рывок и ненадолго достигает локального пика в $75 за баррель; отметим, что этот уровень оказался рекордным за весь год, в среднем же она держалась около $65. Сделка ОПЕК+ по сокращению добычи – работает, без нее баррель бы явно стоил меньше.

Май. Протестная активность начинается и в Екатеринбурге, где люди не поддерживают строительство церкви в городском сквере – ее в итоге решили не строить. Болевых точек в стране становится три – третьей является Ингушетия и тамошний конфликт по поводу границы региона. США принимают решение не менять ключевую ставку – от повышения в декабре 2018 года становится всё дальше и дальше, и тем выше становятся ожидания разворота этого тренда обратно в смягчение денежно-кредитной политики, тем более что в очередной раз была отмечена инверсия кривых доходностей. Росстат выдаёт ещё один набор странных экономических данных, за что подвергается критике.

Июнь. К Росстату присоединяется ВЦИОМ. Как оказалось, на май уровень доверия населения к нему обновил 12-летний минимум и составил 31,7%. Кремль выразил недоумение, в результате чего цифра волшебным образом трансформировалась в 72% – вот так вот хитро был переформулирован вопрос к респондентам. На завершившемся в Санкт-Петербурге международном экономическом форуме глава Счетной Палаты Алексей Кудрин заявляет об удвоении оттока капитала. В медиапространстве начинают возникать сомнения относительно нацпроектов – мол, год назад уже объявлено, где программы и где их финансирование? В Москве под стражу берут журналиста Ивана Голунова, в результате чего протесты охватывают и столицу; в некоторые моменты активность в медиасфере по метке "Голунов" превосходила таковую по метке "Путин". ЦБ России следует мировому тренду – и снижает ставку, рост экономики страны тем временем явно замедляется относительно прошлого года.

Июль. Пока в Вене в пятый уже раз по счету участники продляют сделку ОПЕК+, США выходят на первое место по добыче, заодно превосходя свои же рекорды прошлых лет. На пикет у посольства США выходят рабочие ГАЗа с плакатами вроде "вы забираете хлеб у наших детей" – жизнь под санкциями явно не сахар, несмотря на все успехи целевого импортозамещения. Госдума принимает закон о запрете международным платежным системам выполнять антироссийские санкции на территории РФ – видимо, они (санкции) всё же не на пользу оказались. Роснефть просит новые налоговые льготы на освоение тяжелых месторождений – и получает их.

Август. В Москве несанкционированные митинги (за месяц до выборов). в Сибири пожары, в США первое за 11 лет понижение (!) ставки. Превентивное – вваливаться в кризис никто не хочет, поэтому ужесточение денежно-кредитной политики сменяется в итоге ее смягчением. Параллельно заявляется о более раннем, чем планировалось, сворачивании сокращения баланса ФРС; в общем и целом, вернуть параметры ДКП на докризисный уровень не удается. Мир видит очередную инверсию кривых, Германия фиксирует падение промышленного производства, а нефть в моменте уходит до $59 за баррель.

Сентябрь. По стране проходят выборы в местные парламенты, в Москве "Единая Россия" получает неприятный щелчок по носу. ЦБ снижает ставку уже в третий раз за этот год, параллельно на свет является концепция гарантированного пенсионного продукта. Суть его сводится к тому, что на сей раз в обмен на взносы граждан государство клятвенно обещает их сохранность; встречается эта идея скептически, изъятие этих накоплений уже который год подряд все прекрасно помнят. Европа возвращается к "количественному смягчению" – ранее необычный и чуждый инструмент становится нормой, особенно милой на фоне унылой тоски с Brexit. США роняют свою ставку еще раз – что забавно, консолидированная личная позиция голосующих членов правления ФРС этой цифре никак не соответствует. На денежном рынке США начинается кризис ликвидности, который в итоге приходится лечить эмиссией. В ООН выступает Грета Тунберг, рассказывая всякие ужасы про изменения климата и необходимость их остановить; журнал Time позже признает ее человеком года. Северный магнитный полюс тем временем продолжает свое неспешное (но все же ускоряющееся)  движение из Канады в Россию, преодолевая примерно по 50 километров каждый год.

Октябрь. Готовится проект бюджета на 2020 год и на всю трехлетку – то же самое затягивание поясов плюс деньги на нацпроекты (некоторые). Вновь странные данные выдает Росстат. Подают голос регионы – сенатор от Хакасии Владимир Штыгашев ярко и жестко выступил в Совете Федерации относительно применяемой к региону налогово-промышленной политики, а в Якутии согласовали акцию в поддержку шамана Александра Габышева, который пешком шел в Москву "изгонять Путина" и путешествие которого прервали соответствующие структуры. Эквадор выходит из ОПЕК, США берут новые вершины в нефтедобыче, Минфин сообщает, что льготы для нефтяников с 2010 года выросли вчетверо, а ЦБ вновь снижает ставку.

Ноябрь. Экономика США замедляется, на фоне этого ФРС в третий раз за год снижает ставку и начинает новую программу вброса ликвидности – уже именно как программу, а не как набор экстренных мер по расшивке ситуации с острым кризисом. Народная активность охватывает Боливию – местный глава Эво Моралес, левый индеец и пропонент активного использования коки, восхотел править страной в очередной раз, немного подкрутив правила и протоколы, в результате чего встретил непонимание и был вынужден эвакуироваться в Мексику. Интересное событие происходит в корпоративном мире США: ассоциация Business Roundtable выходит с новой редакцией меморандума о целях корпорации как социально-экономической институции, где продвигаются явные лево-социальные ценности. В Бразилии проходит саммит BRICS – довольно пустой, надо признать.  Россия возвращает Украине корабли, задержанные в рамках "керченского инцидента" годом ранее; ответного жеста в отношении захваченных российских судов "Норд" и "Механик Погодин" не последовало.

Декабрь. Конец года выдался довольно богатым на инфоповоды – но не слишком приятным для РФ. Антидопинговое агентство WADA выдает четырехлетний запрет всем спортсменам из РФ на участие под российским флагом во всех соревнованиях – за использование допинга, подмену проб и прочие хитрости. Происходит пожар на единственном российском авианосце "Адмирал Кузнецов", нанося ему существенный ущерб; с учетом того, что единственный плавучий док для ремонта этого корабля затонул годом ранее, судьба корабля выглядит туманной. В Москве происходит нападение на приемную ФСБ – стрелок-одиночка за несколько десятков минут успевает наворотить дел, прежде чем его упокоили; эффективность защиты даже такого сакрально-скрепного места явно оставляет желать лучшего, а дело почему-то не было квалифицировано как теракт. Кроме того, выясняется, что полностью накрылся декларированный план по обходу газопроводами территории Украины – "Турецкий поток" (усохший вдвое) не достроен вовремя, в аналогичной ситуации и "Северный поток – 2", причем здесь сыграли свою роль и введенные США санкции – и подрядчики-швейцарцы отказались далее работать, во избежание проблем. Сроки достройки предсказуемо "сдвинулись вправо".

На самом деле, год был не самым худшим. Ожидания кризиса, столь сильные в прошлом декабре, в итоге не оправдались, более того, явно наметился курс на его если не превенцию, то спускание на тормозах, уменьшение жесткости при, вероятно, увеличении длительности. Впрочем, никаких гарантий тут никто дать не в силах.

С наступающим!

Опубликовано 29.12.19 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Метки:
США, Европа, Россия, Китай, ЕЦБ, нефть, политика, ex-СССР

 
© 2011-2020 Neoconomica Все права защищены